EN

Знак Левина «За верность журналистике!» 

Леонид Ирмович Левин за рабочим столом

Знак «За верность журналистике!» имени Леонида Левина учрежден Ассоциацией «Альянс независимых региональных издателей» в 2019 году.

Знак учрежден в память о Леониде Ирмовиче Левине, создателе издательского дома «Норд-Пресс» (Якутск), который много лет выпускает бескомпромиссную и честную газету «Якутск вечерний».

На протяжении всей своей жизни Леонид Левин в работе следовал высоким профессиональным стандартам, одновременно являясь человеком с безупречной личной репутацией.

Его имя - настоящий бренд российской журналистики. В январе 2019 года Левина не стало. АНРИ считает важным сохранить принципы Леонида Левина, воплотив их в этой награде.

Знак отличия поможет выявлять, поощрять и популяризировать профессиональные и этические принципы журналистики: объективность, независимость и смелость суждении, следование этическому кодексу профессии.

Номинантами на получение Знака Левина могут стать представители медиаотрасли - издатели, главные редакторы, редакторы, журналисты, коллективы редакций и др., проявившие в работе принципиальность и профессионализм, из числа как зарегистрированных, так и не зарегистрированных в качестве СМИ медиаресурсов.

Экспертный совет самостоятельно номинирует и отбирает претендентов на получение награды, исходя из знаковых событий предшествующего года, связанных с работой СМИ.

Экспертный совет уведомляет номинантов о выдвижении на получение Премии и получает их согласие. Церемония награждения состоится на ежегодном саммите Альянса независимых региональных издателей.


Экспертный совет 2019-2020 года:

Вячеслав Левин, шеф-редактор газеты «Якутск вечерний», а также коллектив издания

Алексей Липнцикий, президент АНРИ

Юрий Пургин, генеральный директор ИД  «Алтапрес»

Вячеслав Белоусов, гендиректор издательства «Северная неделя»

Владимир Павловский, директор газеты «Красноярский рабочий»

Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности

Дмитрий Муратов, председатель редакционного совета «Новой газеты»

Галина Арапова, директор Центра защиты прав СМИ

Виталий Лейбин, главный редактор «Русского репортера»


Леонид Левин с друзьями и коллегами

ДРУЗЬЯ МОИ МИЛЫЕ!

Памяти коллеги и друга

Недавно начал смотреть видеоинтервью с моим давним другом Леонидом Левиным и…  не смог. Слышу знакомый, живой голос, вижу привычные жесты: Леонид рядом,  сейчас мы продолжим разговор. О чем? Да конечно же о наших любимых… газетах. С чего бы мы  ни начинали, всегда  заканчивали  этой темой. Для нас газета  это не работа, это смысл  жизни…


ПОСЛЕДНЯЯ ВСТРЕЧА

Конец 2017 года. Левин тяжело болен: позади операции в Израиле, Якутске. В ноябре ему исполняется восемьдесят, но - надо знать Леонида - он   хочет встретиться с друзьями, вместе с ними отметить свой день рождения – не в Якутске - в Москве! Вика Чикирева из АНРИ берется за организацию встречи.

Мы с  другом Владимиром Павловским, редактором «Красноярского рабочего», оформляемся в столичной гостинице «Космос». Вдруг сзади нас   обнимает… Левин, огромный, в знакомой красной куртке:

- Здравствуйте, друзья  мои, дорогие-милые!

Он не стеснялся ласковых слов: старинушка, любушка, славушка… В его устах они звучали естественно. Левин светится, мы - тоже. Видно, он постройнел, лицо заострилось, но  не выглядит лицом больного человека, и мы думаем, что все страшное позади. Еще более убеждаемся в этом, когда чуть позже, в ресторане, Левин  поет, танцует в костюме Деда Мороза. Говорит мне:  «Хотел воздержаться от спиртного, но, вроде, хорошо пошло!» Одним словом, перед нами прежний Левин.

Однако… через несколько дней звонит Дмитрий Муратов, глава «Новой газеты»:

- Врачи обследовали Ирмыча, к сожалению, диагноз неутешительный. Говорят, самое большое - это  помочь ему дожить  без боли…

Дмитрий создал и издает газету, которая не позволяет стране полностью  зарасти паутиной коррупции. «Якутск вечерний» играет ту же роль на территории своей республики. Поэтому оба издателя, две личности знают и уважают друг друга. Несколько дней назад Дмитрий, узнав о болезни Левина, сказал, что  есть возможность пролечить его в лучших клиниках  Европы. Они найдут средства.  После этих слов вновь появляется надежда, что друг будет вылечен и  будет жить. Но  обследование убило надежды. Правда, Ирмыч, вопреки приговору, проживет более года, встретит свое восьмидесятиоднолетие, по телефону скажет мне, что планирует вновь  прилететь в Москву.

… Не прилетел, не сказал: «Здравствуйте, друзья мои милые»…


«СТРЕЛКА» В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ

Москва, 1993 год. Знаменитый кинотеатр «Россия». Знаменит он не только премьерными фильмами, но и тем, что в дни фестивалей по красной дорожке на его крыльцо поднимаются наши и зарубежные актеры, режиссеры. Отсюда ежегодно Никита Михалков дарит свою царственную  улыбку зрителям и фоторепортерам. Рядом с кинотеатром расположено  здание, в котором в советскую пору размещался  журнал «Новое время». Но во дворе уже девяностые годы, в стране царит массовая безработица, вызванная не столько отсутствием работы, сколько дефицитом денег. Царствуют четыре слова  на букву Б: бандиты, банкиры, бабки, бартер. Бабки есть только у бандитов и банкиров. Большинство населения пользуется бартером, то есть меняют часы на трусы, хлеб - на водку. Еще недавно улицы Москвы были похожи на улицы блокадного Ленинграда: темные  здания, белые кресты на витринах магазинов, пустые прилавки, грустные лица прохожих. После реформы Гайдара столица стала оживать, точнее, торговля стала оживать. Но поскольку у большинства россиян денег нет, даже «деревянных», то люди обмениваются тем, что осталось от советских времен или чем одарило родное предприятие. Посредником в этом процессе выступают рекламные газеты. Самой популярной в Москве  является  «Все для вас». По столичным улицам бегают авто-«каблучки» с логотипом этого издания. Я в своем Северодвинске издаю уже три успешные газеты. Но неожиданно  получаю предложение  стать партнером  «Все для вас». Недолго думая - это ж интересно - прибываю в Москву.

Газета находится в здании, где еще недавно было «Новое время».  В приемной  несколько человек, сплошь мужчины. Выделяется один, похожий на актера Алексея Петренко: такая же небритость на голове и щеках, легкая небрежность в одежде, гренадерский рост и фактура.

- Леонид, - приветливо протягивает руку. - Я с Севера - Якутск!

- Почти земляк, - шучу. - Я тоже с Севера - Вячеслав, Северодвинск.

- У меня сына Вячеславом зовут! - улыбается «Петренко».

Так началось наше знакомство. Мы оба становимся партнерами «Все для вас»  и в этом качестве регулярно приезжаем в Москву на летучки. На одну из них заглядывает Сергей Дубов, создатель  сети газет, и не без гордости произносит: «Я тот, кто все это организовал!»  Мы увидели его в первый раз и, как позже выяснилось, в последний. Вскоре Дубова убивают. В наших рядах и горечь, и растерянность, и страх…  На ту пору убийство человека, известного издателя и журналиста, - редкое злодейство. У нас еще советский менталитет, нет «капиталистического» опыта, и потому не знаем, как действовать дальше: имеем ли мы право после смерти владельца издавать газету? На что будет претендовать вдова-«престолонаследница»?

Впрочем, долго размышлять не пришлось. Вскоре приходит весть, что некие люди, по слухам бандиты, хотят с нами встретиться, вернее, с нашим представителем. Кого делегировать на «стрелку»?

- Я пойду, - не размышляя, вызывается Левин. - У меня, в отличие от вас, есть опыт работы с подобными людьми, я работал в системе лагерей -  воспитателем в подростковой колонии. Да и фактура у меня соответствующая.

Вскоре Левин идет на встречу. Не было тогда еще мобильников, чтоб позвонить, узнать, сообщить. Потому ждем и ждем. Часа через два Левин выходит из здания: лицо бледное. Подробности опускает, лишь произносит: «А этот В.-откровенный бандит, мог и грохнуть».

Вот так мы открывали для себя Ирмыча. Что касается «Все для вас», у этого бренда  скоро появляется мощный конкурент - газета «Из рук в руки». В Москве циркулируют слухи, что создана она, якобы, на деньги итальянской мафии, потому, мол, и грохнули Дубова, чтоб конкурента уничтожить. Но мы на протяжении более двадцати лет успешно выпускаем «Все для вас». Так что не бандиты заставили  закрыть наши издания, а наступившая эпоха Интернета и гаджетов.

ДВА НОКДАУНА

На календаре 2007 год. Мы дружим и партнерствуем с Левиным  пятнадцать лет. Я убежден, что мой друг старше меня на год-два. Но как-то еду в Архангельск, в машине  раздается звонок: Ирмыч торжественно приглашает меня в Якутск, на свой юбилей.

- А сколько тебе стукнет? - спрашиваю.

- Ну, старик, - укоряет Левин. - О возрасте не спрашивают. Женщин рядом нет? Тогда скажу - семьдесят!

Я присвистнул, поскольку сам на ту пору еще не вошел в когорту «шестидесятников». Однако возраст возрастом, но, когда мы были в компании коллег, он обязательно оказывался в центре  внимания. Мужиков притягивала его манера общаться, а женщин, что объяснять, - у Левина был полный набор качеств, которые нравятся дамам.

Был еще один случай, когда он предпочел уклончиво ответить о своем возрасте. Это случилось через десять лет - осенью 2017 года в Дагомысе. После заплывов и  загара мы  решили перекусить. Идем по набережной, видим - кафушки и «рюмочные» забиты, свободных мест нет. Наконец обнаружили пустующий столик. Подходим к нему, дабы кто  не опередил.

- Ты найди Симонова, - просит Левин. - Он где-то отбился. А я сделаю заказ.

Алексей Симонов был третьим в нашей компании. По пути, за разговорами, мы его потеряли. Я иду на поиски, делаю всего  два-три шага, вдруг сзади раздается грохот. Оборачиваюсь и  вижу: Левин сидит на скамеечке, лицо перекошено от боли, на ноге  кровь. Оказывается, вместо того  чтобы передвинуть столик, он в своей манере схватился за столешницу, приподнял ее и… Столешница была не закреплена, и стеклянной глыбой  обрушилась  на ступню Левина. Кто-то бы взревел от боли, а Левин  делает  вид, что ничего  не произошло, и подает мне знак, дескать, застолье не отменяется, делай заказ. Но я набираю «03». Скорая приезжает очень быстро. Коллеги, поняв, что дело принимает серьезный оборот, окружили нас, рядом оказывается  Мария Базунова, молодая, красивая женщина.

После осмотра врач произносит:

- Рана серьезная, надо вести в больницу. Мужчина, сколько вам лет?

Левин молчит, видно, что смущается:

- Ну, напишите, шестьдесят пять… нет, семьдесят…

Я первый раз вижу его таким, объясняю тем, что рядом много женщин, потому ему не хочется среди них быть… очень взрослым. Врач скорой продолжает:

- Кто поедет  в качестве сопровождающего?

- Я! - опережает всех Мария .

- Поехали…

Так  коллега стала сестрой милосердия Левина, и это очень их сдружило. Но само происшествие сыграло дурную роль в судьбе моего друга. Ногу заковали в гипс, и остаток отпуска Левин провел в постели. До аэропорта добирался в коляске, вернувшись домой, еще долгое время залечивал рану. Затем его настиг  страшный, психологический удар. На НТВ вышел пасквиль  «Должники Госдепа», в котором Левин и лучшие региональные издатели (все  - лауреаты премии российского правительства) были представлены в образе «пятой колонны». Их «грех» состоял в том, что  лет десять назад они взяли в Европейском банке кредиты на закупку  полиграфического оборудования, что вполне естественно для людей, которые являются издателями. Самое парадоксальное, когда вышел теледонос, они с этими кредитами… уже расплатились! Но телекиллеров истина ничуть не волновало: «бабки» получены, «враги»  замочены!

…Эта рана в душе Левина не заживала до последнего дня. Он искал любую возможность, трибуну, чтобы разоблачить авторов фильма, которые по возрасту годились ему во внуки. Его возмущало, что по приезде в Якутск они представились коллегами и разделили с ним застолье. Левин  всю жизнь посвятил журналистике, свято соблюдал ее принципы, один из главных - не врать, не обманывать. Он создал лучшую газету республики - «Якутск вечерний». Собрал ряд профессиональных наград, преподавал, был учителем  для сотен юных коллег, и вот на тебе…  Друзья призывали его «плюнуть и забыть», дескать, такие нынче времена и нравы, а он не унимался и возмущался, когда коллеги не реагировали на этот пасквиль: «Вот так мы и губим профессию!»


КИТАЙСКАЯ  «ПОДУСКА»

Мы  в Китае! Небольшая делегация журналистов АРС-ПРЕСС во главе с Софьей Дубинской прилетела в страну, чтобы изучить опыт китайских коллег,  рассказать о своем. В Пекине, Шанхае встречаемся с журналистами, видим условия, в которых они работают, слушаем рассказы о буднях редакций. Впечатляет многое: здания, в которых находятся газеты, их миллионные тиражи,  ежедневный выход. В этом плане мы относительно на равных могли разговаривать с ними разве что в период СССР. А сейчас газеты у нас обложены налогами, стреножены законами, высокими ценами на производство, потому тиражи у нас мизерные, периодичность раз в неделю, к тому же все  идет под заклинания чиновников и блогеров о скорой смерти газет.

Наверное, читатель согласится, что Китай не менее, скорее, более, чем Россия, насыщен гаджетами, которые якобы убивают газеты. Но, видя  тиражи и объемы местных изданий, нелепо было говорить об их кончине. И мы, быть может впервые, чувствуем себя неловко. Одним пытаемся оправдаться: что находимся в  стране с самым большим населением в мире. Однако Левин и здесь не теряет чувства достоинства. Когда ему предоставляют слово, он акцентирует:

- Газета «Якутск вечерний» - частное издание, - говорит он. - Я являюсь ее создателем, учредителем. Она самая популярная в нашей республике, одна из причин популярности нашего издания: мы служим читателям, а не власти. Тираж нашей «Вечерки» свыше шестидесяти тысяч экземпляров, что для нынешней Якутии, а она по площади самая большая административная единица и в России, и в мире, очень весомо.

После перевода стало  заметно, что китайских коллег его выступление  заинтересовало, они  перешептываются и переглядываются. Левин продолжает:

- Мы не боимся критиковать  власть. Реально боремся с коррупцией, пишем о  воровстве, взятках, нарушениях закона, помогаем нашим читателям бороться за свои права.          

В России СМИ формально свободны, но таких очень мало, большинство стреножено чиновничьими удавками и поводьями. Негосударственным изданиям дорого обходится их свобода: избиения, суды, тюрьмы.

…На ужине Левин оказывается в центре внимания. Он учит китайцев, сколько и в каких емкостях надо пить водку, произносит самый короткий тост, который в переводе с якутского означает: «Поехали!» Чуть позже, когда певица-китаянка  исполняет песню сталинской эпохи про то, что между нашими странами «дружба навек», Левин подходит к ней, дружески обнимает и поддерживает вторым голосом, не переврав ни одного слова.   Певица смотрит на него влюбленными глазами, а мужчины  отложили в сторону  рюмочки, отдав предпочтение   бокалам, -  вечер удался!

Еще один бытовой случай. Идем по улицам шанхайского рынка. Вокруг атмосфера праздника: яркие цвета, смех, разноязычный говор. К Левину стремительно подходит молодая китаянка и, прислонив голову к его  животу, приговаривает: «Подуска, подуска…» У Леонида на ту пору талия была внушительных размеров, что редкость  у китайских мужчин, потому он решил, что именно она стала привлекательной для девушки. Однако китаянка не ограничилась интимным жестом, взяла его за руку и повела в глубь торговых рядов. Мы, шутя, последовали за ними: неровен час, уведет друга! Но страхи  не оправдались. Девушка подвела Левина  к прилавку, заставленному… подушками! Вот оно что!

К такому рекламному трюку прибегла китаянка, чтобы продать свой товар. Мы дружно, вместе с ней, рассмеялись. Левин не любил быть в долгу, но подушку покупать не стал, ограничился покупкой  сувенира и, уходя, ласково улыбнулся девушке, та ответила ему тем же.

х х х

Мы перезванивались с Леонидом на протяжении  минувшего года. Запомнился августовский разговор. Левин после очередных процедур находился дома и признался, что здесь ему, конечно же, уютнее и теплее. Голос был слабый, но мысли и слова - бодрые. Он мягко укорил  коллег за то, что слабо защищают позиции газет:

- Я вот  приду в себя, окрепну и, наверное, слетаю в Москву, постараюсь встретиться с Богдановым (бывшим главой Союза журналистов России). Поговорю с ним на эту тему.

Я не стал возражать, поправлять его, что в союзе теперь сидят другие люди. Сказал только, что скоро в Курске состоится очередное заседание Экспертного совета по печатным СМИ и мы с Павловским (главным редактором «Красноярского рабочего»)  примем  активное   участие в его работе. Левин, выслушав, тяжело вздохнул и перешел на другую тему:

- Я сейчас хочу написать статью на тему онкологии - публицистику. Столько я насмотрелся, наслушался - зла не хватает!

х х х

Наперекор прогнозам врачей Левин прожил не недели, не месяцы, а более года. В «Фейсбуке» можно было видеть его короткие отклики, снимки, В день рождения он не откликался на звонки, эсэмэски, но дня через три в «ФБ» появилась фраза: «Ребята, извините, я плохо себя чувствую…» В ней не было знаков препинания, строчные буквы перемешивались с прописными…  Через несколько дней Леонида не стало.

Сейчас, когда мы с коллегами собираемся в Москве, обязательно вспоминаем его. У каждого свои воспоминания, но в одном они схожи: нам повезло, что в нашей жизни был сильный, смелый, добрый человек - настоящий Друг и Журналист!

…Леня, ты для нас живой. Просто  давно не приезжаешь на наши встречи…

                                                               Вячеслав Белоусов,

                                         глава издательского дома «Северная неделя»,

г. Северодвинск