EN

«Что можно – то можно, а больше нельзя»: что нужно знать журналисту о противодействии экстремизму

Какой контент считается злоупотреблением свободой слова и как журналисту свести к минимуму риск преследования по «экстремистским статьям» за выражение мнения в авторской колонке, критику госслужащих или картинку в сети – рассказываем в карточках АНРИ.

* Карточки подготовлены по материалам вебинара, проведенного экспертом Информационно-аналитического центра «Сова» Марией Кравченко в рамках проекта Альянса независимых региональных издателей (АНРИ) с использованием гранта Президента РФ на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

1.

​Что такое «экстремистская деятельность», «экстремистская организация», «экстремистские материалы», «экстремистская символика»?

Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» описывает, что понимать под экстремистской деятельностью, – в нем 13 пунктов, среди которых: насильственное изменение конституционного строя и целостности России, воспрепятствование законной деятельности органов власти, оправдание терроризма, возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни, заведомо ложное обвинение официального лица в экстремистской деятельности, демонстрация нацистской символики, распространение экстремистских материалов и др.

Из-за широкой трактовки этого понятия возникают проблемы применения антиэкстремистского законодательства – к нему относят разные по смыслу и тяжести деяния.

Экстремистская организация – это общественное, религиозное или другое объединение, которое признано экстремистским по решению суда. Деятельность такой организации подлежит запрету, само объединение – ликвидации.

Экстремистские материалы – это материалы (бумажные и онлайн, видео-,  аудио- и др.), призывающие к экстремистской деятельности либо оправдывающие ее. Например, это публикации, которые обосновывают национальное или расовое превосходство, оправдывают военные преступления, призывают к уничтожению какой-либо группы (этнической, социальной, расовой, национальной или религиозной), труды нацистских лидеров.

Признать материалы экстремистскими может только суд. После вступления судебного решения в силу они заносятся Министерством юстиции в Федеральный список экстремистских материалов – сейчас в нем около 4,5 тыс. пунктов.

Производство и распространение экстремистских материалов в России карается в соответствии со ст. 20.29 КоАП РФ, причем наказание предполагается именно за массовое распространение. На практике правоохранительные органы и суды не всегда смотрят на «массовость», достаточно самого факта распространения либо хранения экстремистских материалов в целях распространения.

Символика экстремистских организаций – это символика, описание которой содержится в учредительных документах организации, признанной судом экстремистской. На практике правоохранительные органы могут преследовать за распространение любой символики запрещенных организаций независимо от того, была ли она официально утверждена.  

​​2.

​Какие типы публикаций могут повлечь уголовную или административную ответственность?

В случае нарушения антиэкстремистского законодательства и близких к нему норм автор публикации может быть привлечен к уголовной или административной ответственности, само издание может быть оштрафовано или даже закрыто. Кроме того, люди с непогашенной судимостью по уголовным антиэкстремистским статьям не могут быть учредителями или главными редакторами СМИ.

Публикации СМИ могут подпадать под разные антиэкстремистские статьи уголовного и административного кодексов:

Возбуждение ненависти: ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» – самая «популярная» из антиэкстремистских статей, ее применяют чаще других. В 2017 году по ней были осуждены 570 человек. Статья наказывает за публичные действия, в том числе высказывания, направленные на возбуждение ненависти, вражды, или унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе. Правоприменители трактуют статью очень гибко: например, к унижению человеческого достоинства могут приравнять любые резкие публичные высказывания в адрес лиц, принадлежащих к той или иной группе, к возбуждению ненависти на почве религии – распространение утверждений о превосходстве одного учения над другими, к возбуждению ненависти в отношении социальной группы – не опасные для уязвимых меньшинств (инвалидов, бездомных, сексуальных меньшинств) призывы, а высказывания против чиновников или полицейских.

Разумеется, по характеру своей деятельности СМИ часто прибегают к критике. Для того чтобы публикацию не сочли «возбуждением ненависти», критика должны быть доказательной и охватывать конкретные действия лица или группы лиц, формулировки - корректными. 

- Призывы к экстремистской деятельности (напомним, под экстремистской деятельностью подразумевается насильственное изменение конституционного строя и целостности России, оправдание терроризма, распространение экстремистских материалов и др.) запрещены ст. 280 УК РФ. На практике по этой статье наказывают за высказывания, побуждающие к насилию в отношении представителей различных групп граждан, в частности, представителей власти, включая сотрудников правоохранительных органов, и разнообразные призывы к революционным действиям.

Несдержанная полемика на тему международных, межнациональных и других конфликтов, кроме того, регулируется ст. 354 УК РФ «Публичные призывы к развязыванию агрессивной войны».

- Призывы к сепаратизму: по ст. 280.1 УК РФ караются публичные призывы к нарушению целостности РФ вне зависимости от предложенных методов достижения цели.

- «Реабилитация нацизма»: по ст. 354.1 УК РФ карается прежде всего публичное отрицание или одобрение установленных фактов военных преступлений нацистов. Кроме того, статья запрещает распространять заведомо ложную информацию о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, поэтому стоит аккуратно, не допуская бездоказательных утверждений, высказываться по спорным вопросам, относящимся к истории того времени.

Под действие ч. 3 этой статьи подпадают и неуважительные отзывы о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой отечества, осквернение символов воинской славы. В 2016 году калининградское СМИ получило предупреждение Роскомнадзора о недопустимости нарушения законодательства за статью о преступлениях советских солдат в Германии, а сыктывкарский интернет-портал был оштрафован за упоминание шуточного «народного названия» местного монумента «Вечный огонь» (в обоих случаях санкции удалось обжаловать).

- Оскорбление религиозных чувств верующих: наказывается по чч. 1 и 2 ст. 148 УК РФ. Как оскорбление чувств верующих могут трактоваться грубые и насмешливые высказывания на тему верований, религиозных символов и обычаев. Редакции СМИ неоднократно сталкивались с претензиями к публикациям, подпадающим под действие этой статьи, и получали предупреждения о недопустимости нарушения законодательства – например, после распространения роликов Pussy Riot или публикации скандальных карикатур французского журнала Charlie Hebdo.

- Призывы к террористической деятельности и оправдание терроризма: наказываются по ст. 205.2 УК РФ. Описывая деятельность террористических групп, анализируя обстоятельства и социальный контекст формирования этих объединений, следует избегать высказываний, которые могут быть истолкованы как оправдание террористической практики.

-  Демонстрация запрещенной символики:  ст. 20.3 КоАП РФ предполагает наказание за любую демонстрацию нацистской символики и символики запрещенных организаций, независимо от того, пропагандирует ли автор соответствующие идеи. Таким образом, граждане и организации могут быть привлечены к ответственности лишь за публикацию исторических фото или кадров из фильмов со свастикой.

Пока законодатели не приняли поправки, позволяющие учитывать контекст демонстрации запрещенной символики (например, когда он не связан с продвижением соответствующих ценностей), журналистам лучше воздержаться от публикации подобных изображений.

​3.

​Какие санкции грозят СМИ за распространение экстремистской информации?

Злоупотребление свободой массовой информации и правами журналиста грозит уголовной, административной или дисциплинарной ответственностью (ст. 59 ФЗ «О СМИ»). Кроме того, Закон «О СМИ» оговаривает, что деятельность издания, портала, теле- или радиокомпании может быть прекращена на основаниях, предусмотренных законом «О противодействии экстремистской деятельности» (ст. 4 ФЗ «О СМИ»).

Если СМИ распространило экстремистские материалы, Роскомнадзор выносит редакции письменное предупреждение о недопустимости таких публикаций с указанием конкретных оснований вынесения предупреждения, в том числе допущенных нарушений. СМИ обязано устранить нарушения, если же оно не согласно с предъявленными ему претензиями, оно может оспорить предупреждение в суде. Суд вправе прекратить деятельность СМИ в случае, если редакция не устранила нарушения, или если предупреждение не было обжаловано и в течение года со дня его вынесения было допущено повторное нарушение (ст. 8 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»).

Также суд может изъять тираж номера либо снять с эфира выпуск, если они содержат «материалы экстремистской направленности» (ст. 11 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»).

СМИ также не разрешается упоминать в публикациях запрещенные в России экстремистские организации без пометки о запрете их деятельности. За это редакция может быть оштрафована: для граждан размер штрафа составит от 2 до 2,5 тысяч рублей, для должностных лиц – от 4 до 5 тысяч рублей, для юрлиц – от 40 до 50 тысяч рублей (ст. 13.15 КоАП «Злоупотребление свободой массовой информации»).

​​4.

​Как журналистам писать о терроризме, не нарушая законодательства?

Ст. 4 закона «О СМИ» запрещает редакциям распространять статьи и сюжеты, публично призывающие к терроризму или оправдывающие его. «Оправдание» может трактоваться широко – так, в 2017 году в Москве мировой суд оштрафовал журнал The New Times по ч. 6 ст. 13.15 КоАП (выпуск продукции СМИ, публично оправдывающей терроризм) за публикацию материала об участниках боевых действий в Сирии. Роскомнадзор счел, что в интервью с бойцом запрещенной в России организации содержатся признаки оправдания терроризма.

Закон «О СМИ» не оговаривает необходимость помечать факт запрета при упоминании террористических организаций (скажем, ИГИЛ, запрещенной в России организации) по аналогии с экстремистскими. Однако Роскомнадзор рекомендует делать аналогичные пометки и в отношении них. Подробнее про списки экстремистских и террористических сообществ рассказываем в п. 9.

​​​5.

​В каких случаях СМИ освобождаются от ответственности?

В ряде случаев редакция, главный редактор и журналисты освобождаются от ответственности за злоупотребление свободой слова или правами журналиста (ст. 57 закона «О СМИ»):

         1) если сведения взяты из обязательных сообщений (например, вступившее в силу решение суда, подлежащее опубликованию в СМИ, официальные сообщения госорганов в муниципальных и государственных СМИ – ст. 35 закона «О СМИ»).

         2) если сведения получены от информационных агентств или взяты из другого СМИ (ответственность за их распространение несет первоисточник);

         3) если сведения содержатся в официальных ответах на запрос либо в материалах пресс-служб госорганов;

         4) если сведения являются дословным воспроизведением фрагментов официальных выступлений должностных лиц;

         5) если сведения содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи (под эту норму подпадают и комментарии читателей на сайтах СМИ, подробнее об этом – в следующем пункте), либо в текстах, не подлежащих редактированию в соответствии с законом (что это за тексты, закон не разъясняет, но можно предположить, что к ним относятся перечисленные выше сведения).

6.

Несет ли редакция СМИ ответственность за «комментарии ненависти» третьих лиц? 

В 2010 году Пленум Верховного суда разъяснил, что редакция не несет ответственности за комментарии читателей на сайтах СМИ: если комментарии размещаются на портале без предварительной модерации, то на них распространяется норма, закрепленная п. 5. ч. 1 ст. 57 закона «О СМИ» -  «редакция, главный редактор, журналист не несут ответственности за <…> сведения, которые содержатся в авторских произведениях, идущих в эфир без предварительной записи». В случае обнаружения некорректного комментария Роскомнадзор может потребовать от редакции удалить его или отредактировать. Если СМИ не подчинится требованию, надзорное ведомство вправе обратиться в суд. Подробно процедура взаимодействия Роскомнадзора и СМИ в подобных ситуациях описана в приказе Роскомнадзора №240.

​7.

​Можно ли цитировать запрещенные материалы?

Закон напрямую не запрещает цитирование экстремистских материалов, но грань, отделяющая цитирование от распространения, тонкая и нечеткая: российские суды неоднократно налагали санкции в связи с цитированием запрещенных текстов.

Например, авторы книги «Ударные отряды против Путина», описывая идеологию и деятельность современных националистов и северокавказских боевиков, активно цитировали запрещенные материалы и даже целиком приводили тексты листовок. В результате книга попала под запрет как экстремистская.

Но и всего одна фраза тоже может стать поводом для преследования – как это было в случае с запрещенным лозунгом «Православие или смерть» – по факту его цитирования были привлечены к ответственности по ст. 20.29 КоАП несколько активистов в Чувашии.

Воспроизведение признанных экстремистскими изображений также может рассматриваться судом как распространение запрещенных материалов.

​​8.

Как сайты и отдельные интернет-страницы попадают в реестр запрещенных?

Для борьбы с распространением экстремистских материалов в Интернете власти используют судебные и внесудебные блокировки.

Как происходит блокировка ресурса по суду? Суд признает, что страница или сайт содержат экстремистский контент, и к ним необходимо ограничить доступ. Исполняет решение суда Роскомнадзор, который вносит указанные интернет-страницы в Единый реестр запрещенных сайтов, после чего провайдеры обязаны их блокировать. Суды также могут признавать иные интернет-материалы запрещенными к распространению в России, если такое распространение нарушает законодательство. Поэтому могут быть заблокированы страницы, содержащие материалы, которые подпадают под ст. 354.1 (реабилитация нацизма) или ч. 1 ст. 148 УК (оскорбление чувств верующих), которые формально к антиэкстремистским не относятся.

Внесудебные блокировки осуществляются по требованию Генпрокуратуры РФ. Эта процедура касается материалов, содержащих призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, участию в несогласованных массовых публичных мероприятиях, материалов иностранных или международных неправительственных организаций, деятельность которой признана нежелательной на территории России.  Обнаружив в сети подобные материалы, ведомство обращается в Роскомнадзор с требованием срочно ограничить доступ к ним. Роскомнадзор вносит их в тот же реестр, а провайдеры блокируют доступ к ним.

Как судебные, так и внесудебные блокировки могут быть оспорены через суд.

Самый известный пример внесудебных блокировок информационных ресурсов – ограничение доступа к сайтам «Грани.ру», «Ежедневного журнала» и «Каспаров.ру», чьи жалобы коммуницированы ЕСПЧ.

​​​9.

​Как узнать, какие материалы запрещены и какие организации признаны экстремистскими или террористическими?

Федеральный список экстремистских материалов опубликован на сайте Министерства юстиции.

Единый реестр запрещенных сайтов целиком нигде не опубликован, на сайте Роскомнадзора лишь можно проверить, не включена ли в него конкретная интернет-страница. Но частично содержание реестра воспроизведено на сайте проекта «РосКомСвобода», который собирает через провайдеров сведения о блокировках.

Списки экстремистских и террористических организаций доступны в Интернете: на данный момент в списке организаций, признанных в России экстремистскими,  66 пунктов, он опубликован на сайте Минюста; перечень организаций, признанных террористическими, ведет ФСБ – на данный момент таких объединений 27.

​​​10.

​Что такое «длящееся правонарушение», или почему наказывают за старые публикации в сети?

Правонарушения и преступления, кроме ряда особо тяжких, имеют срок давности привлечения к ответственности, по истечении которого гражданина или организацию уже не привлекают к ответственности, и у антиэкстремистских статей такие сроки есть (см. ст. 4.5 КоАП для административных статей и ст. 78 УПК для уголовных). Они отсчитываются со дня совершения правонарушения/преступления. Однако интернет-публикации правоохранительные органы и суды рассматривают как «длящееся» правонарушение или преступление, считая, что закон нарушается на протяжении всего времени, пока публикация доступна для читателей. Срок давности по соответствующим делам отсчитывается лишь с момента обнаружения правонарушения или пресечения преступления, то есть удаления публикации.

В 2016 году Пленум Верховного суда уточнил, что в случае публичных призывов к экстремистской или террористической деятельности моментом окончания преступления следует считать момент их публикации (ст. 280 и 205.2 УК РФ), но такое разъяснение сделано лишь для двух этих статей. В остальных случаях дата размещения материала не скажется на исчислении срока давности.

PS:

Если вы или ваше СМИ столкнулось с проблемами, связанными с применением антиэкстремистского законодательства, эксперты Информационно-аналитического центра «Сова» будут благодарны за сведения о вашем кейсе и, в свою очередь, готовы помочь советом.