EN

«Журналистика стала более послушной» – интервью с главой Фонда защиты гласности Алексеем Симоновым

В Костроме состоялся семинар Фонда защиты гласности, его президент Алексей Симонов предложил журналистам и блогерам взять у него интервью, примерив на себя роль представителя любого СМИ. «7х7» публикует самые интересные вопросы и ответы.

О журналистике и журналистах

— Как сегодня честному журналисту в России вписаться в политическую систему и не пострадать от нее?

— Журналист, который хочет делать хорошо свою работу, но при этом не пострадать, не может существовать в Российской Федерации. Он должен быть готов или поступиться какой-то частью правды, или пострадать за правду.

— Что такое для вас пресса?

— Это орган, во-первых, наглый, во-вторых, любознательный и, в-третьих, агрессивный. Без всего этого он относится к прессе весьма и весьма относительно.

— Какую роль сегодня играет журналистика?

— В стране настолько все взбаламучено и, с другой стороны, упорядочено, что эта взбаламученность и упорядоченность очень трудно соединяются. А на их пересечении находится журналистика, которая должна попытаться взбаламученное перевести в упорядоченное. Поэтому журналистика сегодня очень невыгодная профессия.

— Не исчезнет ли журналистика с развитием блогосферы?

— Я не думаю, что это произойдет. Блогосфера — очень хороший источник информации для СМИ. Но между журналистом и блогером есть серьезная граница: журналист отвечает за свои слова, а блогер только начинает этому учиться.

— Какие проблемы существуют у небольших районных СМИ?

— В этом сегменте есть успешные проекты. Например, в Северодвинске холдинг «Северная неделя» издает несколько газет по интересам. В них работают достаточно интересные журналисты. Хотя, дружа с их главным редактором, могу сказать, что безумные оттуда все-таки уходят. А лучшую журналистику делают безумные.

— Какие перспективы у расследовательской журналистики в России?

— Расследовательская журналистика как жанр сегодня находится в предсмертном состоянии. Ведь с той самой минуты, как власть перестает читать и слышать прессу, расследовательская журналистика становится бессмысленной.

Подробнее.